Примеры воинской дружбы

В воздушных боях на Кубани советские летчики выдержали серьезный боевой экзамен, показали свое мужество и боевое мастерство. В этих боях нашим летчикам противостояли отборные кадры фашистской авиации, которая к весне 1943 года представляла еще серьезную силу. Немецко-фашистское командование, сосредоточивая на Кубани лучшие свои эскадры, надеялось удержать за собой господство в воздухе. Оно не жалело ради этого ни летного состава, ни техники. Всем своим летчикам гитлеровские главари обещали скорую победу. Несмотря на ряд сокрушительных ударов, нанесенных по гитлеровским войскам на советско-германском фронте, фашистские летчики еще верили в этот бред, слепо выполняя волю зарвавшихся авантюристов.

Трижды Герой Советского Союза генерал-полковник авиации А. И. Покрышкин, вспоминая о воздушной обстановке того времени на Кубани, в своей книге «Крылья истребителя» рассказывает:

«Весной сорок третьего года на самом левом фланге гигантского фронта борьбы немцы, используя рано подсохшие после весенней распутицы крымские аэродромы, сосредоточили на них несколько тысяч самолетов. На аэродромную сеть этого участка фронта приземлились лучшие истребительные эскадры. Самолеты немецких асов были разрисованы различными эмблемами. Тут были и кошки, и драконы, червонные и пиковые тузы. Помимо этой «устрашающей» декорации, немецкие самолеты, прилетевшие на Кубань, отличались от прежних новой модернизацией. Она коснулась увеличения скорости и маневренности, бронирования и вооружения. Немцы, сосредоточив на Кубани серьезные авиационные силы, собирались обескровить наш воздушный флот, возвратить утерянное превосходство в воздухе. Но расчеты врага потерпели провал»

Советские летчики выиграли воздушное сражение на Кубани. Одной из важных причин этой победы была крепкая воинская дружба, которой были спаяны наши летчики, и которая помогала им побеждать врага. Крепкая дружба и войсковое товарищество, взаимная выручка в бою удесятеряли их силы.

Постоянная готовность в мирное время и в бою к взаимной выручке и защите командира оказывают благотворное влияние на боеспособность частей и подразделений Советской Армии. В кубанском воздушном сражении, когда нашим летным частям пришлось встретиться с сильным и опытным противником, готовность к взаимной выручке играла большую роль, особенно истребительной авиации.

Это качество у личного состава постоянно воспитывалось командирами и политработниками, партийными и комсомольскими организациями, благодаря чему авиационные части представляли собой дружный, сплоченный коллектив, единую боевую семью. В частях чувство настоящей боевой дружбы ценилось выше всего. Каждый авиатор понимал, что в этом одно из преимуществ Советской Армии, один из источников ее могущества и непобедимости.

Воспитанию у летного состава этих качеств придавалось особое значение потому, что характер воздушного боя истребителей предполагает взаимопомощь и обязательное взаимодействие как непременное условие достижения победы. Об этом очень хорошо оказал в своих воспоминаниях А. И. Покрышкин:

«...Летчики моей эскадрильи постоянно воспитывались на мысли, что индивидуальное мастерство пилота особую силу приобретает в совместных, коллективных действиях. Летчик, который в воздухе думает только о себе, говорили в нашей эскадрилье, даже при всех своих боевых данньих будет всего-навсего кустарем-одиночкой и рано или поздно будет сбит».

В ходе воздушного сражения на Кубани личный состав истребительной авиации совершил сотни и тысячи героических подвигов. И среди них вызывают восхищение те подвиги, в которых решающее значение в достижении победы имела взаимная помощь в бою.

На Кубани летчики 611-го истребительного авиационного полка сражались с врагом на самолетах И-153 («Чайка»). Машины этого типа значительно уступали в скорости фашистским истребителям, но летчики полка успешно выполняли на них задачи по разведке и штурмовке вражеских войск и нередко вели воздушные бои с истребителями врага и побеждали их, потому что были спаяны проверенной в боях дружбой. Летая на «Чайках», летчики умели использовать их высокую маневренность и особенно реактивное вооружение — реактивные снаряды, которых немцы очень боялись, так как от их метких залпов почти невозможно было спастись.

3 мая 1943 года группа самолетов И-153 611-го авиационного полка под командованием младшего лейтенанта А. Чурилина штурмовала вражеские войска в районе станицы Крымской. Юркие «Чайки» меткими пулеметными очередями и бомбами подавляли и уничтожали живую силу врага. Во время последнего захода в воздухе появились истребители противника и атаковали «Чайки». Встав в оборонительный круг, советские истребители приняли воздушный бой, длившийся 15 минут. Отбивая яростные атаки «месеершмиттов», «Чайки» уходили на восток, сохраняя боевой порядок. Защищая друг друга, советские истребители вышли из боя без потерь. В этой схватке был сильно поврежден самолет младшего лейтенанта Г. Папяна. Заметив это, фашистские летчики усилили атаки. Но на помощь Папяну бросились его товарищи. Отбивая наседавшие «мессершмитты», они мужественно защищали своего боевого друга, сбив при этом два вражеских истребителя.

5 мая 1943 года при наступлении наших войск на вражеские позиции в районе станицы Крымской летчики 611-го полка выполняли задачи по штурмовке и разведке войск противника. Одной группе самолетов было приказано произвести разведку в районе станицы Гостагаевской, которую опоясывало кольцо зенитной артиллерии. Плотная стена огня зенитных снарядов не остановила смельчаков.

Прорвавшись через сильный заградительный зенитный огонь противника, летчики произвели воздушное фотографирование вражеских позиций и, выполнив поставленную задачу, взяли курс на свой аэродром. На обратном пути они были атакованы четырьмя истребителями противника. Фашистские летчики заметили, что один советский самолет отстает от группы и почти неуправляем, и решили с ним расправитъся. На помощь товарищу бросились летчики Л. Маркарян и Г. Папян. Отважные комсомольцы прикрыли поврежденный отставший самолет и отразили атаки вражеских истребителей. Благодаря товарищеской выручке советские летчики вышли из боя победителями. Герои заявили: «Мы решили своими самолетами прикрыть и спасти боевого соратника, летевшего на разбитом и почти неуправляемом самолете. Это был наш долг, и мы его выполнили». Командир полка вечером на разборе боевых полетов объявил им благодарность и отметил, что боевая дружба, спайка, взаимная выручка помогли летчикам выйти победителями из неравной схватки с врагом.

Однажды в середине апреля группе наших истребителей пришлось вести воздушный бой с большой группой истребителей противника. Горючее было на исходе, а выйти из боя никак не удавалось. В это время поблизости появилась восьмерка советских истребителей из 298-го истребительного авиационного полка под командованием майора В. Семенишина. Отважный командир со своей группой немедленно поспешил на помощь советским самолетам. Истребители под прикрытием группы Семенишина вышли из боя без потерь. Но восьмерке под руководством Семенишина пришлось вести упорный воздушный бой, продолжавшийся 40 минут, в котором, наращивая силы, противник увеличил число самолетов до 30. Победу одержали советские летчики. Они не только выручили своих боевых товарищей, но и сбили два самолета врага. Летчики 298-го истребительного авиационного полка в боях на Кубани покрыли себя неувядаемой славой и одержали немало побед над врагом. Они провели сотни воздушных боев и всегда выходили победителями. Боевые успехи этого полка высоко оценивались командованием. За заслуги перед Родиной полк был преобразован в гвардейский.

Успехи, одержанные этим полком, были достигнуты благодаря высокому летному мастерству летчиков и крепкой боевой дружбе, сложившейся между летным и инженерно-техническим составом, которая воспитывалась и поддерживалась командованием и партийной организацией.

В середине апреля 1943 года группа истребителей, возглавляемая старшим лейтенантом И. Ерошкиным, вылетела на прикрытие своих войск. Встретив большую группу истребителей противника, она завязала с ними бой и, несмотря на численное превосходство врага, захватила инициативу. Младший лейтенант А. Вильямсон атаковал один истребитель противника и метким огнем сбил его. Немецкие летчики яростно набросились на Вильямсона. Но его спас Н. Лобанов, который, прикрывая своего ведущего, смело пошел в атаку и сбил один истребитель врага. Вильямсон, спасенный Лобановым, в этом бою сбил еще один фашистский самолет. Четвертый самолет сбил командир группы И. Ерошкин.

В другом воздушном бою подразделение истребителей, состоящее из ударной и прикрывающей групп, под командованием старшего лейтенанта И. Ерошкина, благодаря взаимной выручке, одержало блестящую победу. Сопровождая бомбардировщики над морем, прикрывающая группа была атакована истребителями противника. Наперерез противнику бросилась ударная группа и отразила атаку. При повторной атаке противник потерял один самолет, его сбил летчик Дрыгин. В это время группа непосредственного прикрытия вела бой с частью истребителей врага, пытавшихся прорваться к бомбардировщикам. А. Вильямсон в паре с ведомым С. Згривцем мужественно защищал свои бомбардировщики. Один фашистский истребитель атаковал сзади самолет А. Вильямсона, но был сбит меткой очередью С. Згривца. Развернувшись, Згривец атаковал второй самолет противника и отразил его атаку по ведущему. Вражеские летчики, убедившись, что им не удастся прорваться к бомбардировщикам, весь огонь сосредоточили по истребителям группы непосредственного прикрытия. Один из летчиков противника снова атаковал Вильямсона сзади. С. Згривец, защищая своего командира, развернулся и атаковал фашистского летчика на встречном курсе. Эта атака подействовала на противника ошеломляюще. Он отвернул в сторону, но на развороте потерял скорость и свалился в мере. Одному вражескому летчику все же удалось повредить самолет А. Вильямсона, и тот, прикрываемый С. Згривцем, произвел посадку на ближайшем аэродроме. Бомбардировщики, выполнив задачу, без потерь вернулись на свой аэродром. В этом бою советские летчики сбили четыре истребителя врага.

Капитан Ф. Свеженцев прибыл на фронт в разгар воздушного сражения на Кубани. Вскоре он стал известен среди летчиков как один из отважных и смелых бойцов. Мастер высшего пилотажа, Свеженцев расстреливал вражеские самолеты в упор. В воздухе он подчас проделывал головокружительные фигуры. Командир полка посоветовал ему быть более сдержанным, расчетливым.

— Ненависть к врагу душит меня, — ответил капитан Свеженцев. — Я родился в этих местах, здесь принимал присягу на верность Родине, а теперь над крышей моего дома летают враги.

В свой последний полет отважный летчик ушел в пасмурный туманный день и над линией фронта с ходу завязал бой с истребителями противника. Небольшая группа самолетов, возглавляемая им, дружно атаковала численно превосходящего противника.

Охваченный пламенем, один вражеский самолет врезался в землю, два других вышли из боя. Однако фашистские летчики, чувствуя свое численное превосходство, продолжали упорно атаковать наши самолеты. Но вот кончился боекомплект у капитана Свеженцева. Не выходя из боя, он до конца его руководил подчиненными летчиками. А когда самолет летчика Картавина был поврежден, на помощь своему ведомому бросился Свеженцев. Вражеский летчик упорно преследовал Картавина. Спасая ведомого, капитан Свеженцев пошел на последнее в его положении средство уничтожения врага — таран. Дымка помешала произвести точный расчет, и вместо удара винтом по хвостовому оперению истребителя противника, капитан Свеженцев ударил врага всей тяжестью своей машины. Страшный взрыв потряс воздух. Это был десятый и последний самолет, уничтоженный отважным летчиком.

В воздушном бою умение командира руководить своими подчиненными играет важную, а иногда и решающую роль и в большинстве случаев определяет исход боя. Поэтому противник в первую очередь стремится удар нанести по ведущему. Вот почему у наших летчиков одной из замечательных традиций было стремление оберегать командира в бою, защищать его даже ценой собственной жизни.

Всегда быть готовым к защите и спасению в бою своего командира — это требование, записанное в воинских уставах, летчики-истребители свято выполняли.

В апреле 1943 года молодой летчик 16-го гвардейского истребительного авиационного полка И. Ф. Савин, имевший несколько боевых вылетов, в воздушном бою грудью прикрыл своего командира капитана Л. В. Тетерина, когда того неожиданно сверху атаковала пара истребителей противника. Иван Савин своевременно открыл огонь по противнику и отразил атаку вражеских истребителей по самолету своего командира.

Также бесстрашно защищал своего командира и лейтенант А. Манукян. Во время ожесточенного воздушного боя советских истребителей с истребителями противника, ведущего группы атаковали два вражеских истребителя. Создалось критическое положение. Отважный сын армянского народа комсомолец А. Манукян, рискуя собственной жизнью, атаковал эту пару истребителей и сбил одного из них. Раненный, он продолжал вести бой и сбил еще один истребитель врага. Истекая кровью, герой-летчик довел свою машину до аэродрома и благополучно совершил посадку. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, и за спасение жизни командира командующий 4-й воздушной армией генерал-лейтенант авиации К. Вершинин наградил А. Манукяна орденом Красного Знамени.

Летчикам-истребителям часто приходилось выполнять боевые задачи по прикрытию штурмовиков и бомбардировщиков непосредственным сопровождением. Некоторые истребительные полки выполняли подобные задачи в период всего воздушного сражения. Между летчиками-истребителями, штурмовиками и бомбардировщиками за это время установилась крепкая боевая дружба.

Прикрытие в полете бомбардировщиков и штурмовиков от атак вражеских истребителей — ответственная и трудная задача. Она требует от летчиков-истребителей большого искусства и подлинного летного мастерства, особенно если штурмовики должны поражать цель с малых высот.

В любых условиях истребители, прикрывавшие в полете штурмовики и бомбардировщики, обязаны были защищать их и не допускать к ним истребители противника. Эту задачу советские летчики-истребители выполняли блестяще. Среди летчиков-истребителей, сражавшихся на Кубани, были десятки отважных и умелых мастеров сопровождения.

Нередко в наушниках шлемофона или в приемнике радиостанции на командном пункте можно было услышать: «Маленькие, маленькие, сверху «мессершмитты». Это ведущий штурмовиков предупреждал своих сопровождающих о появлении в воздухе вражеских истребителей. «Видим, спокойно!» — отвечал командир группы сопровождающих истребителей. И эта короткая фраза, которую слышали все, свидетельствовала о том, что наши истребители бдительно следят за воздухом и готовы к отражению атак истребителей противника.

Однажды разведка донесла, что недалеко от Новороссийска сосредоточиваются немецкие войска и боевая техника для контратаки в ограниченном районе. Район сосредоточения прикрывался сильным нарядом истребителей. Утром 20 апреля 1943 года для нанесения удара по врагу вылетела группа штурмовиков под прикрытием истребителей 402-го истребительного авиационного полка. Перед вылетом было тщательно организовано взаимодействие между истребителями и штурмовиками и внутри группы истребителей. Летный состав изучил воздушную обстановку, маршрут полета и ориентиры в районе цели. При подходе группы к цели зенитная артиллерия врага открыла по ней сильный огонь. Летчики, применяя противозенитный маневр, преодолели огонь зенитных батарей, вышли в район цели, и штурмовики обрушили на врага бомбовый груз, огонь из пушек и пулеметов. Истребители противника яростно атаковали наши штурмовики, но советские истребители преградили им путь.

В результате атаки штурмовиков войска противника понесли большие потери. Успех атаки штурмовиков был обеспечен четкими и слаженными действиями истребителей сопровождения, которые отразили атаки истребителей противника по штурмовикам и обеспечили последним выполнение боевой задачи. В этом воздушном бою советские летчики сбили девять вражеских истребителей. Особенно отличились старший лейтенант В.Ломоносов и младший лейтенант А. Горин, уничтожившие по два фашистских самолета. По одному истребителю противника сбили летчики А. Градусов, В. Аркуша, В. Скорняков и Н. Дугин.

Выполнив задание, все наши штурмовики без потерь вернулись на свой аэродром.

Крепкая боевая дружба связывала летчиков 201-й истребительной авиационной дивизии и летчиков-штурмовиков.

За период воздушного сражения летчики-истребители сотни раз вылетали на сопровождение «илов» и всегда обеспечивали успешное выполнение боевых задач. Однажды, когда наши штурмовики наносили удар по фашистским войскам в районе западнее станицы Киевской, они были внезапно атакованы истребителями противника. Советские летчики-истребители, ведомые младшим лейтенантом В. Вереникиным, отразили атаки по штурмовикам. Истребители противника ушли в облака. Советские истребители по опыту знали, что следует ждать повторной атаки. Так оно и случилось. На этот раз вражеские истребители пытались атаковать «илы» с малой высоты. В. Вереникин разгадал их замысел. Когда один истребитель противника пытался атаковать снизу сзади штурмовик младшего лейтенанта Астахова, В. Вереникин бросился наперерез фашистскому самолету и сбил его. Летчик противника даже не успел открыть огонь.

При сопровождении «илов» в период боев наземных войск в районе станиц Киевской и Молдаванской образцы героизма проявили летчики 926-го истребительного авиационного полка. В течение дня им иногда приходилось сопровождать по нескольку групп штурмовиков.

Однажды четверка истребителей этого полка сопровождала группу штурмовиков. Наши самолеты были атакованы двенадцатью истребителями противника. Четко взаимодействуя со штурмовиками, советские истребители отразили все атаки врага. «Илы» успешно выполнили боевое задание и без потерь вернулись на аэродром. После того как самолеты зарулили на стоянки, на аэродроме произошел интересный случай. К летчикам-истребителям подошел воздушный стрелок из штурмового полка сержант Руденко и спросил:

— Кто летал на 34-й машине?

— А в чем дело? — спросили его летчики.

— Летчик, который летал на 34-й машине, спас нам жизнь. Я хочу его поблагодарить. Нас чуть было не сбил «мессершмитт», но этот летчик набросился на фашиста и на моих глазах вогнал его в землю.

Стрелка окружили летчики. А один молодой летчик, комсомолец младший лейтенант В. Михайлов, стоял смущенный неожиданной благодарностью.

Если летчики-истребители видели, что кто-либо из их товарищей находится в трудном положении, они, не задумываясь, приходили ему на помощь.

Возвращаясь с боевого задания, гвардии капитан П. Коновалов и его ведомый летчик Н. Глядяев увидели истребитель противника, преследовавший подбитый советский штурмовик, и, не задумываясь, бросились на помощь товарищу, вынудив вражеский истребитель прекратить атаку советского штурмовика. Затем они отразили атаку еще двух Ме-109, появившихся из-за облаков. Со второй атаки капитан П. Коновалов сбил фашистский истребитель. После посадки на свой аэродром летчик и стрелок «ила» просили передать искреннюю благодарность летчику, спасшему им жизнь.

— Благодарность не нужна, — смущенно ответил П. Коновалов. — Это лишнее. Мы ничего особенного не сделали, а оказали помощь в бою товарищу по оружию. Это долг каждого летчика, это закон войны.

Войсковое товарищество, боевая дружба и высшее проявление этой дружбы — стремление спасти товарища, присущи только воинам, воспитанным в духе коммунистической морали.

У летчиков наших такая порука,

Такое заветное правило есть:

Врага уничтожить — большая заслуга,

Но друга спасти — это высшая честь.

Даже вражеские летчики отмечали взаимную выручку советских летчиков в бою. Так, например, cбитый в воздушном бою на Кубани и взятый в плен немецкий летчик на допросе заявил: «Наблюдается, что, если один русский самолет подбит в бою, его окружают другие самолеты и, невзирая на опасность, стараются дать возможность подбитому самолету уйти, а выбросившихся с парашютом сопровождают до земли».

Советские летчики в боях на Кубани еще раз показали, что готовность выручить товарища в бою — славная традиция советских авиаторов, яркое подтверждение морального превосходства советских летчиков над врагом.

Немецко-фашистское командование, бросив на этот участок советско-германского фронта значительные военно-воздушные силы, рассчитывало добиться определенного военно-политического успеха. Гитлеровцы предпринимали отчаянные усилия удержать господство в воздухе. Но расчетам врага не суждено было осуществиться. Многодневное воздушное сражение закончилось поражением фашистской авиации.

За короткий срок на Кубани немецко-фашистская авиация потеряла более тысячи самолетов, значительная часть которых была уничтожена в воздушных боях. Это привело к ослаблению вражеской авиации накануне Курской битвы.

Военный совет Северо-Кавказского фронта, подводя итоги боевых действий советской авиации на Кубани весной 1943 года, отметил в специальном приказе:

«В результате воздушного сражения победа, бесспорно, осталась на нашей стороне. Противник не добился своих целей. Советская авиация не только успешно противодействовала врагу, но одновременно противник вынужден был прекратить воздушные бои и убрать свою авиацию».

Воздушное сражение на Кубани явилось важным этапом в борьбе советской авиации за господство в воздухе. В ходе воздушного сражения на Кубани определились черты новой тактики и оперативного использования авиации в борьбе за господство в воздухе во фронтовой операции. Здесь, на Кубани, впервые было применено большое число самолетов на узком участке фронта. Опыт, полученный истребителями в воздушных боях на Кубани, был затем использован в последующих операциях.

В Курской битве летом 1943 года немецкая авиация сделала еще одну попытку завоевать господство в воздухе, но, обескровленная в предыдущих боях, особенно в битве на Волге и на Кубани, она не добилась успеха и потерпела очередное, еще более сильное поражение. С этого .времени стратегическое господство в воздухе на всем советско-германском фронте перешло к советской авиации и прочно удерживалось ею до конца войны.

Советские летчики, сражавшиеся против фашистов на Кубани, все время ощущали поддержку тружеников тыла. Это явилось одним из решающих факторов, обеспечивших победу над врагом.

Воздушные бои на Кубани весной 1943 года — яркая страница героической истории советской авиации. В жесточайших воздушных боях крепли и закалялись кадры советской истребительной авиации.

На Кубани родилась слава целой плеяды бесстрашных и мужественных летчиков-истребителей. В суровых и жестоких сражениях с фашистской авиацией проявился массовый героизм летно-технического состава как характерная черта нашего народа.

Многие участники воздушного сражения прошли путь с боями до Берлина и участвовали в завершающих боях. Это А. И. Покрышкин, П. А. Гнидо, А. А. Губанов, А. К. Рязанов и многие другие. В настоящее время они продолжают служить в авиации, отдавая все свои силы, знания и опыт делу повышения боевой мощи советских Военно-воздушных сил.

Смертью храбрых в боях за Родину погибли В. Семенишин, В. Фадеев, Н. Лавицкий, И. Ерошкин и другие.

Прошли годы. Страна залечила свои раны; возродились города, фабрики, заводы, села и деревни, разрушенные озверелыми полчищами немецких фашистов. Пережитое горе отошло в область прошлого, но незабываемы дни борьбы советского народа против немецко-фашистских захватчиков.

Советский народ будет вечно помнить своих героев — воинов Советской Армии, участников величайших битв Отечественной войны.

Первым космонавтом в мире, облетевшим земной шар на корабле «Восток», был гражданин Советского Союза, летчик майор Ю. А. Гагарин, воспитанник Советских Военно-воздушных сил.

Герои Советского Союза летчики-космонавты Ю. А. Гагарин, Г. С. Титов, А. Г. Николаев и П. Р. Попович приумножили славные боевые традиции советской авиации. У героев кубанского воздушного сражения и летчиков-космонавтов много общего, их объединяет горячая любовь к Родине и Коммунистической партии, твердая воля и решимость, глубокое знание техники, выносливость и постоянная готовность к подвигам во славу социалистической Родины. И это не является случайным. Герои космоса и герои Кубани — сыны одного народа. Подполковник Ю. А. Гагарин получил первоначальную авиационную подготовку под руководством Героя Советского Союза майора запаса С. И. Сафронова — одного из активных участников воздушных боев на Кубани. В современных условиях воины-авиаторы, верные воинскому долгу, самоотверженно трудятся над выполнением задач, которые поставлены перед личным составом. «Наши Вооруженные Силы, — говорит Н. С. Хрущев, — всегда должны быть готовы надежно обеспечить безопасность Советского Союза, иметь все необходимое, чтобы немедленно разгромить любого противника, который посягнет на свободу нашей Родины» (Речь на собрании представителей общественности Москвы в связи с 20-летием начала Великой Отечественной войны. Правда, 22 июня 1961 года).