Об участниках военных действий в Гаагской конвенции 18.10.1907 г.

 

Приняли участие 43 государства.

Было принято 13 конвенций:

Принята декларация:

18 октября 1907 г. 44 страны, собравшиеся в Гааге на 2-ю конференцию по вопросам мира, подписали «Положение о законах и обычаях сухопутной войны».

Этот прелюбопытный документ следовало бы изучать во всех военных академиях планеты и даже на всех сержантских сборах. Хотя бы затем, чтобы будущие командиры знали, в чём их может при случае обвинить Международный трибунал по военным преступлениям.

Что мы нарушаем

Написанный сотню лет назад документ до сих пор остаётся крайне актуальным. Что, увы, свидетельствует лишь о том, что за прошедший век человечество лучше не стало. Взять хотя бы отношение к пленным.

Статья 4: «Военнопленные находятся во власти неприятельского Правительства, а не отдельных лиц или отрядов, взявших их в плен. С ними надлежит обращаться человеколюбиво. Всё, что принадлежит им лично, за исключением оружия, лошадей и военных бумаг, остаётся их собственностью».

Статья 6: «Государство может привлекать военнопленных к работам сообразно с их чином и способностями, за исключением офицеров. Работы эти не должны быть слишком обременительными и не должны иметь никакого отношения к военным действиям».

Всё это нарушалось уже в ходе Первой мировой войны. Но особенно вопиющим было поведение Германии в 1941 — 1945 гг. Из 4,5 млн. советских военнопленных в немецких концлагерях погибли 1,2 млн. В качестве обоснования жестокости нацисты выдвигали тогда довольно спорный аргумент: СССР, мол, не подписал Гаагскую конвенцию. Как ни странно, тот же тезис повторяют некоторые отечественные историки для критики сталинского режима. Справедлив ли этот упрёк?

Сейчас об этом мало кто помнит, но у истоков международного регулирования вооружённых конфликтов стояла именно Россия. В самом конце XIX в. империя задумала масштабное перевооружение армии и флота, и ей требовалось хотя бы 10 лет гарантированного мира. По инициативе Николая II 6 (18) мая 1899 г. в Голландии открылась первая Гаагская конференция. В связи с тем, что завершилась она 17 (29) июля в столице России, её можно было назвать и Петербургской. Вторую конференцию провели под эгидой России и США. Естественно, подписи нашей страны стояли под всеми гаагскими документами.

Первое советское правительство подтвердило, что не слагает с себя ни одного из гуманитарных обязательств «старого режима». Постановлением Совнаркома от 30 мая 1918 г. было объявлено, что «международные конвенции и соглашения, касающиеся Красного Креста, признанные Россией до октября 1917 г., признаются и будут соблюдаемы».

Впрочем, даже если бы этого документа не было, гаагские протоколы предписывали заботиться о пленных ту страну, которая их захватила. Вне зависимости от того, подписало ли Конвенцию государство, чьи граждане оказались в плену. СССР, кстати, по мере сил выполнял принятые ещё при Николае II обязательства.

Приведем еще несколько статей из этого документа.

Статья 1

Военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:

1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчиненных;

2) имеют определенный и явственно видимый издали отличительный знак;

3) открыто носят оружие;

4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.

Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в ее состав, понимаются под наименованием армии.

Статья 2

Население незанятой территории, которое при приближении неприятеля добровольно возьмется за оружие для борьбы с вторгающимися войсками, и которое не имело времени устроиться, согласно статье 1 будет признаваться в качестве воюющего, если будет открыто носить оружие, и будет соблюдать законы и обычаи войны.

Статья 3

Вооруженные силы воюющих сторон могут состоять из сражающихся и не сражающихся. В случае захвата неприятелем как те, так и другие пользуются правами военнопленных.

Статья 22

Воюющие не пользуются неограниченным правом в выборе средств нанесения вреда неприятелю.

Статья 23

Кроме ограничений, установленных особыми соглашениями, воспрещается:

а) употреблять яд или отравленное оружие;

б) предательски убивать или ранить лиц, принадлежащих к населению или войскам неприятеля;

в) убивать или ранить неприятеля, который, положив оружие или не имея более средств защищаться, безусловно, сдался;

г) объявлять, что никому не будет дано пощады;

д) употреблять оружие, снаряды или вещества, способные причинять излишние страдания;

е) незаконно пользоваться парламентерским или национальным флагом, военными знаками и форменной „ одеждой неприятеля, равно как и отличительными знаками, установленными Женевскою конвенциею;

ж) истреблять или захватывать неприятельскую собственность, кроме случаев, когда подобное истребление или захват настоятельно вызывается военною необходимостью;

з) объявлять потерявшими силу, приостановленными или лишенными судебной защиты права и требования подданных противной стороны.

Равным образом воюющему запрещено принуждать подданных противной стороны принимать участие в военных действиях, направленных против их страны, даже в том случае, если они были на его службе до начала войны.

Статья 24

Военные хитрости и употребления способов, необходимых к получению сведений о неприятеле и о местности, признаются дозволенными.

Статья 25

Воспрещается атаковать или бомбардировать каким бы то ни было способом незащищенные города, селения, жилища или строения.

Статья 26

Начальник нападающих войск ранее, чем приступить к бомбардированию, за исключением случаев атаки открытою силою, должен сделать все от него зависящее для предупреждения о сем властей.

Статья 27

При осадах и бомбардировках должны быть приняты все необходимые меры к тому, чтобы щадить, насколько возможно, храмы, здания, служащие целям науки, искусств и благотворительности, исторические памятники, госпитали и места, где собраны больные и раненые, под условием, чтобы таковые здания и места не служили одновременно военным целям. Осаждаемые обязаны обозначить эти здания и места особыми видимыми знаками, о которых осаждающие должны быть заранее поставлены в известность.